Грожан: Мне навредили ранние успехи в Формуле 1

772b58cb

Роман Грожан В обстоятельном интервью французскому журналу AutoHebdo Роман Грожан рассуждал о произошедших за два года переменах и о подготовке к следующему сезону.

В прошлом году возвращение Романа Грожана в Формулу 1 не было идеальным. Он добивался неплохих результатов на трассе, но успехи терялись на фоне многочисленных аварий. Французский гонщик часто оказывался под огнем критики, и хотя в Lotus всегда старались его поддерживать, совладелец команды Жерар Лопес не спешил с продлением контракта.

Тем не менее, решение оставить Романа на второй сезон дало результаты: он более стабильно зарабатывал очки и шесть раз поднимался на подиум.

Вопрос: Поскольку вы любите готовить, скажите, какая разница между тем блюдом, которое вы подали нам в прошлом году, и которое вызвало столько критики, и тем, что вы предложили нам в этом сезоне?
Роман Грожан: Я снова добавил все необходимые ингредиенты, чтобы обычное домашнее блюдо, которое, к сожалению, может оказаться испорченным, стало таким, каким его может сделать шеф-повар в ресторане. Я добавил приправ, чтобы, собрав всё воедино, добиться необходимого в Формуле 1 уровня выступлений и стабильности.

Вопрос: Чего конкретно вам не хватало в прошлом году, чтобы достичь этого уровня выступлений?
Роман Грожан: К переходу в Формулу 1 нельзя быть на 100% готовым. Это было видно в начале сезона на примере Эстебана Гутьерреса и других гонщиков. Дебютировать в Формуле 1 крайне сложно, ведь мы серьезно ограничены в тестах…

Я выиграл все чемпионаты, в которых выступал, мне казалось, что я готов к Формуле 1, но это было не так. Переход в этот чемпионат – это огромный шаг вперед, он гораздо больше, чем может показаться.

Мне навредил тот факт, что я очень быстро стал добиваться отличных результатов – уже в четвертой гонке сезона, Гран При Бахрейна, я поднялся на подиум. Мне захотелось прогрессировать еще быстрее, хотя у меня ещё не было того, что нужно для достижения цели. Полагаю, если бы я смог набраться опыта за рулем менее конкурентоспособной машины и занимал бы гораздо более скромные позиции, я бы не допустил столько ошибок. Впрочем, в этом случае, я бы не узнал так много и не смог бы выйти на нынешний уровень.

Прошлогодние высокие результаты – это хорошо, но больше запомнились мои ошибки. В этом году я стал опытнее, знал, что делать в той или иной ситуации. Это может прозвучать странно, но мне пришлось нелегко, когда я лидировал на протяжении 26 кругов в Японии – я должен был поработать над этим.

Столкнувшись с новой для себя ситуацией, вы, как правило, начинаете волноваться. Хотя в 2009 году я провел семь Гран При в составе Renault, в 2012 году многое пришлось начинать заново. Стать топ-пилотом и выступать с лучшими гонщиками нелегко, но я постепенно прогрессировал.

Вопрос: В середине прошлого декабря вы еще не знали, что останетесь в команде в 2013 году. Как вы пережили прошлую зиму?
Роман Грожан: Это был сложный период, настроение менялось. Я часто встречался с Жераром Лопесом и Эриком Булье, ждал ответа. Помню, что один раз мне надо было куда-то уйти, я оставил записку моей жене Марион, в которой написал: «Мы победим». Эта записка по-прежнему висит на кухне.

Затем мне позвонил Жерар и заявил, что контракт подписан. Он добавил: «Приняв решение, я от него не отказываюсь. Но если в четырех первых гонках ты устроишь четыре аварии на первом круге, то на этом всё закончится». Я ответил, что считаю это нормальным. Возможно, в этом случае я бы сам не приехал на пятую гонку…

Вопрос: Откуда взялась эта нервозность Эрика Булье и Жерара Лопеса после квалификации Гран При Бахрейна этого года, когда вы упустили возможность побороться за позиции в десятке? Судя по их высказываниям, они были недовольны вашей работой…
Роман Грожан: Да, но всё началось с недоразумения, точнее, мы неправильно друг друга поняли. Скорость машины позволяла побороться за позиции в десятке, поэтому мы решили сохранить два комплекта новых шин для финальной сессии, но в конце второй сессии я заблокировал колесо и широко зашёл в поворот. Короче, я допустил ошибку, а затем сказал в интервью: «Мы решили рискнуть, но проиграли». В команде не одобрили эту фразу, хотя я не отказывался от своей вины. К счастью, на следующий день о напряженности в отношениях забыли, ведь в тот день я поднялся на подиум. Этот результат всех успокоил, дальше мы смогли спокойно работать.

Вопрос: Скажите честно, в 2012-м вы допускали мысль, что ваша карьера в Формуле 1 окончена?
Роман Грожан: Нет, но совершенно точно можно сказать, что чем дольше я ждал, тем меньше вариантов у меня оставалось.

Вопрос: У вас были другие варианты?
Роман Грожан: Да, всего один. Но я упустил его 7 декабря 2012. Утром того дня я уже не мудрствовал – я реально пытался понять, что должен делать: принять это предложение или ждать ответа Lotus, рискуя получить отказ. Я не принял предложение соперников, поскольку хотел остаться в Энстоуне. В сущности, даже если некоторые хотели, чтобы я ушел, я не сомневался, что продолжу выступать в Lotus.

Вопрос: После аварии на старте прошлогоднего Гран При Бельгии и дисквалификации в Монце вы поменяли тренера и начали заниматься с психологом. Вы продолжаете это делать?
Роман Грожан: Да. Перемены не могут произойти внезапно, или за одну ночь как по волшебству, и мой психолог не советовала мне надеть белые перчатки и розовую балаклаву, чтобы всё получилось. Нет. Я регулярно встречаюсь с ней. Кроме того, в межсезонье происходит наиболее напряженная работа. Думаю, наши занятия продолжатся еще некоторое время.

Вопрос: Даже в перерывах между Гран При?
Роман Грожан: Да, постоянно. Я стараюсь заниматься с ней хотя бы раз в неделю. Когда я на другом конце света, например, когда в США и Бразилии, я созваниваюсь с ней.

Вопрос: Она смотрит все Гран При?
Роман Грожан: Да, все подряд. На самом деле, она следит за всеми спортсменами. Раньше она работала в национальном институте INSEP с великими спортсменами, в частности, с Тедди Ринером.

Мне нравятся наши занятия. Думаю, благодаря ей, я прогрессирую — как человек и как гонщик. После Сузуки мы сразу разобрали проблему лидирования в гонке, ведь для меня это было в новинку. Вы в центре внимания, позади две более быстрые машины. Это же относится к моей небольшой ошибке в Корее, позволившей Кими меня опередить. Сейчас я ее не повторю – это точно. Я так двигаюсь вперед и чувствую прогресс.

Вопрос: В прошлом году критика в ваш адрес касалась и вашего окружения, но вы признались своему тренеру Патрику Камю, что вам нужно находиться среди тех, кто вас любит. Значит ли это, что в этом году вы чувствовали себя одиноко?
Роман Грожан: Нет, наоборот. На самом деле, в прошлом году никто не понимал, что происходит, и я в том числе. Все задавали себе вопрос: «Почему он принимает ошибочные решения?» и решили: «Потому что вокруг слишком много людей!»

Я люблю это ощущение семьи, которое нам удалось создать в Энстоуне. Мне нравится вечерами после Гран При ужинать с друзьями. И почему бы за ужином не выпить бокал красного вина? Да, я признаю, что мне нравится время от времени отключаться и чувствовать себя среди тех, я кого люблю, и кто любит меня. Я очень чувствительный человек. Говорят, что это качество не поможет добиться успеха в Формуле 1, но я иначе смотрю на ситуацию…

Вопрос: Предыдущий сезон оставил неприятный осадок. Спустя год вы ощущаете перемены? Стали другим человеком, другим пилотом?
Роман Грожан: Да, ведь в прошлом году я не был доволен своей работой на трассе. Теперь я чувствую себя гораздо более комфортно среди лучших гонщиков.

Вопрос: Вы по-прежнему начинаете паниковать, столкнувшись с неудачами, как в Гран При Монако этого года, где вы врезались в машину Даниэля Риккардо?
Роман Грожан: Нет. На следующий день у меня было ужасное настроение, но я не могу сказать, что вернулись старые проблемы. Я проанализировал произошедшее, и если бы на следующий день я вернулся в Монако, события развивались бы совершенно иначе.

Я прекрасно помню тот Гран При. Машина отлично работала, я великолепно себя чувствовал. На пресс-конференции FIA я даже сказал: «Я должен добиться успеха». Но теперь я понимаю, что всё совершенно иначе. Почему я должен добиться успеха? Нет, карьера или жизнь не зависят от одной гонки. Это не финальный забег на 100 метров на Олимпийских Играх, а один из Гран При. Надо добиться хорошего результата, а не успеха.

Вопрос: Вы разбираете с психологом подобные высказывания?
Роман Грожан: Да, я пытаюсь понять, зачем я так себя настроил, почему захотел бежать впереди паровоза. Я постоянно нахожусь на шаг впереди, а в Монако это может обернуться аварией.

Вопрос: В подобные моменты вы возвращаетесь в паддок расстроенным или делаете вид, что ничего не произошло? Зная, что вы постоянно находитесь под пристальным вниманием…
Роман Грожан: В Монако я не стал мудрствовать. В конце концов, прежде мне всегда получалось отыграться. Впрочем, в тот момент я действительно чувствовал себя изгоем, а справится с этим чувством непросто. Меня все критиковали: гонщики, журналисты, официальные лица. Важнее всего было продолжать верить в себя.

Вопрос: В этом году ваши коллеги признали, что вы добились прогресса, оценили ваше мастерство и скорость. Как вы справляетесь со столь серьезными перепадами настроения?
Роман Грожан: Сначала в памяти всплывает прошлые моменты и тот факт, что в любом спорте можно перейти из грязи в князи и наоборот за короткий промежуток времени. Переход из одной крайности в другую происходит очень быстро, поэтому важно научиться его контролировать. Я часто обсуждаю эту тему с психологом, ведь это часть контроля энергии. Если постоянно впадать из крайности в крайность, то, в конце концов, вы окажетесь не у дел. Сезон длинный… Надо научиться стабильности.

Вопрос: В какой-то момент вы освободились от всего этого. Что произошло? Когда вы сказали себе, что находитесь на верном пути?
Роман Грожан: На самом деле, всё произошло довольно рано. Все говорили, что я изменился в Гран При Германии, а затем – после перехода Кими в Ferrari, но я считаю, что это не так. Как только в Бахрейне мы решили проблемы с тормозами, а машина стала более конкурентоспособной, я понял, что могу вернуться на прежний уровень выступлений. Просто это оказалось незаметно, ведь несколько следующих Гран При оказались довольно сложными, в частности, этапы в Испании, Канаде и Великобритании. В Германии всё прошло идеально – это был отличный момент, чтобы показать свою силу. Во второй половине сезона, за исключением Спа и Монцы, где у нас не все складывалось идеально, я стабильно добивался высоких результатов, каждый раз немного прогрессируя.

Грожан: Мне навредили ранние успехи в Формуле 1

Вопрос: Как вы оцениваете свои выступления по ходу двух этих сезонов по сравнению с результатами Кими Райкконена. Говорят, что причины возникших у вас в прошлом году проблем отчасти связаны с вашим напарником.
Роман Грожан: Вернувшись в Формулу 1, Кими добился успеха и великолепно выполнил свою работу. Он стал лидером команды, хотя в Lotus нет деления на первого и второго пилота. Конечно, он меня опережал, но я старался понять, как он выстраивает гоночный уик-энд, как готовит машину к гонке, что делает, а что – нет, чтобы добиться успеха в воскресенье. Кроме того, Кими – особенный человек. У нас не было никаких отношений. Я даже удивился, когда, приехав в Спа, он мне сказал: «Поздравляю с рождением сына!» В сущности, это единственное, что он мне сказал за два года.

Вопрос: Вы выступали с Фернандо Алонсо в Renault. Чему вы научились у двукратного чемпиона мира?
Роман Грожан: У него я научился пилотированию, ведь в тот момент у меня вообще не было опыта в Формуле 1. Если сравнивать Кими и Фернандо, то они оба готовят машину к гонке, а не к квалификации. Вся работа по ходу уик-энда сосредоточена вокруг гонки. В конце этого сезона я действовал так же. Я понял, что надо находить компромисс и выделять проблемы, которые надо решить.

Вопрос: Недавно Эрик Булье заявил, что из вас получится отличный лидер команды. Вам это придает уверенности или создает дополнительный прессинг?
Роман Грожан: Посмотрим… Прессинг – часть нашей работы. Узнав о переходе Кими в Ferrari в Сингапуре, все спрашивали меня о роли лидера, хотя я просто продолжал выполнять свою работу, делая всё необходимое, чтобы команда двигалась в верном направлении.

Вопрос: Но вы почувствовали, что отношение к вам изменилось?
Роман Грожан: Подобные вещи происходят сами собой, когда вы нужны команде и успешно выполняете свою работу. Команда чувствует, что может на вас рассчитывать. Кроме того, я хорошо знаю наших сотрудников, у нас отличные отношения.

Вопрос: Последнее время Lotus окружало множество слухов, связанных с уходом Кими и контрактом с мистическим фондом Quantum. Как вы пережили этот период?
Роман Грожан: На самом деле, для пилотов, инженеров и механиков всё это – внешние проблемы. Работающая на гонках команда по-прежнему тесно взаимодействует, эта сплоченность помогла нам сохранить высокий уровень выступлений и не отвлекаться на то, что находится вне нашей сферы влияния. Однако сезон закончился в сложных условиях, это период оказался особенно напряженным для Эрика Булье. Однако в подобные моменты проявляется сила команды.

Вопрос: Не кажется ли вам, что мнение о вас изменилось?
Роман Грожан: Поскольку я стал сильнее как гонщик, я стал более открытым человеком. Встречая в паддоке Стефано Доменикали, Мартина Уитмарша, Кристиана Хорнера, инженера Феттеля Гийома Рокелена, я разговариваю с ними дольше, чем в прошлом году. Ко мне уже не относятся, как к гадкому утёнку.

Вопрос: Какие у вас отношения с тремя другими французскими гонщиками: Жан-Эриком Вернем, Жюлем Бьянки и Шарлем Пиком?
Роман Грожан: К сожалению, в силу разных обстоятельств и графика работы мы редко общаемся. Единственный момент, когда нам удается перекинуться парой слов – это парад пилотов или брифинг гонщиков, но на этом всё заканчивается. У нас нет времени. Жаль, но таковы гонки.

Вопрос: За исключением победы в Гран При, чего вам не хватает?
Роман Грожан: Вот именно – победы в гонке. Это моя цель, разве нет? Однако для этого я должен прибавить, научиться собирать всё воедино.

В отличие от США, во Франции редко встретишь человека, который сказал бы: «Я лучший». Если так сказать, вас обвинят в высокомерии. Однако я здесь для побед. Если вы не верите, что вы лучший, у вас нет ни малейшего шанса добиться цели.

Наконец, к победам надо готовиться, и я работаю над этим. Заметив, что я начал добиваться успеха, Мерием спросила меня, готов ли я стать лидером команды. Когда она мне задала этот вопрос первый раз, я удивился: «Что происходит!». Это сложно объяснить. Но после столь успешной гонки, как в Японии или США, я могу ответить на этот вопрос.

Вопрос: Вы уже обсуждали с Тедди Ринером дисциплины, в которых вы выступаете?
Роман Грожан: Да, немного. Я люблю общяться с чемпионами. У них всегда есть чему научиться. Не так давно мне посчастливилось встретить футболиста Эрика Абидаля. Мы говорили о волнении перед началом соревнований. Я поинтересовался, как он справляется с этим стрессом. Я читал много биографий спортсменов, в частности, Тедди Ринера, Рафаэля Надаля и Андре Агасси. Кроме того, биографии других людей, например, Стива Джобса.

Вопрос: Вы когда-нибудь отключаетесь от Формулы 1? Удается ли вам полностью забыть о профессии?
Роман Грожан: Это сложно, ведь, прежде всего, я увлечен этим спортом. Вместе с отцом я начал смотреть Гран При по телевизору в 8 или 9 лет. Теперь моя очередь подниматься на подиумы, и я постоянно об этом думаю. Я вспоминаю себя в детстве перед телевизором.

Вопрос: Вы упомянули отца. Как ваша семья пережила два последних сезона в Формуле 1?
Роман Грожан: Им не всегда было легко. Отец не раз восклицал: «Почему я отправил его в автоспорт?!» В любом случае в школе я на отлично сдал экзамены по естественнонаучным дисциплинам.

Раньше мать была настроена скорее оптимистично. В конце прошлого сезона родители были мной довольны, но мать не может и не хочет постоянно смотреть гонки по ТВ, она никогда не приезжает на Гран При. Отец посещает две или три гонки, но он понимает, что это моя работа, поэтому старается меня не отвлекать.

Грожан: Мне навредили ранние успехи в Формуле 1

Вопрос: Есть ли пилот, который вам близок по характеру или имиджу?
Роман Грожан: Полагаю, Нико Хюлкенберг. Мы во многом похожи, и именно поэтому не поладили, когда были напарниками в Формуле 3 – тогда мы были молоды и горячи, возник естественный конфликт.

Вопрос: Значит, вы рады, что он не стал вашим напарником в Lotus…
Роман Грожан: Нет. Я думаю, что сейчас всё прошло бы иначе. Мы достаточно умны, чтобы без проблем взаимодействовать, и это была бы отличная команда.

Вопрос: Она оказалась бы лучше, чем та, где вашим напарником станет Пастор Мальдонадо?
Роман Грожан: Я плохо его знаю – мы только пару раз пересекались в GP2. Мне кажется, он очень быстр на одном круге. Когда всё в порядке с машиной и вокруг него, а он хорошо ориентируется в ситуации, то может быть очень быстр, и мы это уже видели в прошлогоднем Гран При Испании.

Вопрос: Вы подозревали, что вашим напарником станет Пастор?
Роман Грожан: Я знал, что в команде выбирают между ним и Хюлкенбергом.

Вопрос: В этом году контракт с вами подтвердили раньше, чем в прошлом. Он рассчитан на один сезон или больше?
Роман Грожан: Это однолетний контракт с опционом.

Вопрос: В этом году вы добились неплохих результатов. С вами связывались руководители других команд?
Роман Грожан: Нет. Вакансий не так много.

Вопрос: Вы уже видели новый турбомотор Renault?
Роман Грожан: Да, это отличный двигатель! У него довольно сложная система охлаждения. Одна из проблем следующего сезона – найти способ охладить все элементы, в частности, турбину, которая будет нагреваться до 1000?, две системы рекуперации энергии… Всё сложно.

Теперь самое важное – работа гонщика. Он играет ключевую роль в управлении рекуперированной энергией и в контроле расхода топлива. Я обожаю технику, поэтому с нетерпением жду работы в этой области – надеюсь максимально использовать потенциал машины.

Вопрос: На каком этапе находится работа с машиной следующего года? Финансовые затруднения Lotus отразятся на подготовке к сезону?
Роман Грожан: Как и все, мы отстаем от графика первых тестов. Я пока не работал на симуляторе – это запланировано на конец декабря, когда я вернусь на базу после отпуска. Поведение новой машины не должно отличаться от Е21, да и в пилотировании не предвидится существенных изменений.

В конце концов, мощность не изменится. Надо будет только понять, в какой момент ее использовать и как это делать – тогда можно снизить потребление топлива, сохраняя высокую мощность. Вся эта работа движется в правильном направлении. Наш спорт состоит не только из быстрой езды и сжигания топлива – Формула 1 может и должна продвигать новые технологии – она занимается этим уже много лет, хотя это не всегда заметно.

В конце концов, единственный элемент, который априори может показаться странным – это восемь передач. Семь передач – это уже много, а восемь… Кроме того, передаточные числа нужно назвать заранее, их нельзя менять по ходу сезона. Здесь важно не допустить ошибку – иначе на некоторых трассах могут возникнуть серьезные проблемы.

Вопрос: Чего вам пожелать в следующем году, не считая умения правильно расходовать топливо?
Роман Грожан: Победы в чемпионате! Начиная сезон, я не думаю о том, чтобы по его итогам занять шестую или седьмую позиции. Завоевав высокие результаты в 2013-м, мы рассчитываем побороться за титул в следующем году. Я не говорю, что стану чемпионом, но постараюсь с самого начала года использовать любую возможность добиться цели.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *